Топорик

Топорик

Йогический способ познать прошлое. Два опыта медитации — две стороны одного топорика…

Ого, какая железяка. Ручной топорик. Можно посмотреть? Взгляд! И чуешь присутствие этой сущности — оружие, рассекать, жесть, опасность — раньше этим могли убивать. И сразу с этим чувством появляется какое-то особое, более значимое отношение к тому, что держишь на ладони.

Инстинктивная опаска обостряет телесное осязание. Рассматриваешь весомый, тяжёлый топорик. Проведи пальцем по твёрдой шероховатой поверхности — от неё исходит мощь. Зачем ты? Что тобой могли рубить? Закалённое шрамами лезвие, железные рубцы и плотные ямки между металлическими горбами передают внутреннее ощущение того духа, который носил ручной топорик…

Внутри тревожно. В рёбрах одышка. Вдох-выдох. Зима… Вдох-выдох. Вокруг деревья. Тревожно, ловко, опасно, хлёстко. Контроль в рёбрах. Резкое метательное движение. Фух! Повтор. Фух!

Андрей Михальцов

Тот самый топорик

Тот самый топорик

Мы сидим в кругу, бок о бок друг с другом, и молча глядим на топорик. Он — в центре нашего круга, пока незнакомый предмет исследования. Интересно проверить, что можно узнать об этой старинной вещи через медитацию.

Шероховатости наростов, увесистый, окаменелый. Закрываю глаза. Ищу его отражение в теле. Где-то же он должен быть. Занимает ли он мои мысли? Пугает ли меня своей целью? Тяжёл ли он в моей руке?.. Всё не то… Ничего. И только давление в груди отвлекает меня от медитации. Неужели ничего не узнать? Неужели эта медитация — надуманное усилие? Какую историю он хранит, да и хранит ли?

Тяжесть в груди отвлекает на себя всё больше и больше. Становится тяжело дышать. По периферии груди дыхание ещё есть, но, становясь всё поверхностней, уступает спазму в центре. Не могу вдохнуть… Жёсткое, чужое и резкое в середине груди с каждым движением погружается в неё всё глубже. По чуть-чуть… По чуть-чуть… Узкое лезвие вошло глубоко, ему не выпасть.

Пытаюсь ощутить кто я, что это. Воин ли я? Смерть ли это в неравном бою? Испытываю ли страх? Или ненависть? Или презрение?

Мои руки бессильны, и оружия в них нет. Они тянулись к кому-то, но не в попытке атаковать или обороняться. Моя грудь — женщины. Под опущенными ресницами полукругом собирается горячая влага. Она жжёт, её всё больше. Первая тяжёлая капля рождает ручеёк, бегущий вниз по щеке. Или из уголка глаза к уху? Сижу в медитации или задыхаюсь лёжа?

Он был для меня Богом… Тогда за что? Ударил в грудь, а отнял веру. Если возможно вот так, нет ни смысла, ни сил жить дальше. Не могу понять, почему… Времени не остаётся… Воздуха нет… Не успела…

Выхожу из медитации, слушаю рассказы других о прожитом опыте. Недели спустя продолжаю думать о том, почему и за что это было. Звонок… Знакомый решил проведать. Его периодически посещают видения, вот и на этот раз:

— Привет, Роланд. Какими судьбами?

— Да, вот, что-то вдруг вспомнилось о тебе. Представляешь, стала мерещиться какая-то давняя история. Из тех времён, когда было много войн и жестокости, и жизнь была достаточно сурова к людям. И вот были двое. Он был старше, а она — такая живая, как сама природа. Любила скакать на лошади. Боготворила его, а для него была его радостью в этой в общем-то жёсткой действительности. И вот однажды случилось что-то, какая-то беда. Понимаешь, тогда было много войн, предательств и неожиданных нападений…

— Странно, ты говоришь, а я знаю продолжение. Но за что он так с ней? Понимаешь, у меня не укладывается в голове. За что?..

— Ты посмотри на это с позиции другого. Всегда есть другая сторона, это не только ты, это не только твоя боль. Это было в отчаянии, не было времени думать. Он испугался, что не может её защитить. Когда что-то настолько твоё, что ты не можешь себе представить потерять. Лучше пусть умрёт, чем достанется другому. Понимаешь теперь? Это секунды решали… Так бывает…

Мария Титце

Фото: VD

Комментариев нет

///