«Легенда — нечто очень избранное из разных историй, самое важное, что нужно запомнить и передать дальше. Она сама раскрывается тем, кто слышит и затем рассказывает её другим, чтобы она была услышана и оживлена вновь.»

Олег Бокачёв

Вас никогда не манило разгадать загадку легенды? Познать реальность за предполагаемой выдумкой? Но как, если очевидца спросить нельзя, а через книги истории не оживают по-настоящему?

Сказания и легенды могут раскрываться пластичнее, полнее и ближе к жизни через медитативный опыт исследователя, чем из этнографического сборника. Древние обряды, кажущиеся странными или варварскими, могут таить в себе высокие истины, хотя нам, современникам, порой трудно принять или просто понять их. Сколь многому мы могли бы научиться из них, стоит только отбросить привычные представления и приблизиться к их сути.

Расскажу вам отголоски одной истории, древней, как мир, но дающей пищу для размышлений и нам, сегодняшним. Это память о верности и жертвенности женщины, которая была раньше и которой так не хватает сегодня, — той, что поможет пережить и огонь, и смерть. В этом рассказе не будет рациональных фактов и строгой последовательности, только связующая нить йогического опыта, полученного в медитации. Субъективный опыт может быть схож с опытом других людей и перепроверен рациональным знанием законов, по которым живёт всё сущее. И тогда он становится знанием. 

Попробуйте и вы, читатель, провести эту историю через свои ощущения. Может быть, она напомнит о чём-то давно забытом, но хранящемся в уголке памяти и ждущем того, чтобы его осознали, проявили и прожили вновь.

Сати

В Индии и по сей день считается несчастьем и позором, если жена переживает своего мужа. Это значит, что плохо служила, не поддержала, провинилась. Женщины не желают себе такой судьбы и надеются уйти первыми. И до сих пор, хотя и очень редко, случается, что вдовы сжигают себя заживо на погребальном костре мужа. Подобная традиция существовала некогда и в других культурах. На санскрите и хинди этот обряд называется «сати», что в переводе означает «правдивая», «честная», «настоящая».

До наших времён дошла и легенда о Сати — одном из воплощений Богини Матери. Не в силах вынести унижения и оскорблений отца в адрес её супруга Шивы, она принесла себя в жертву, оставив тело и пообещав воплотиться вновь у других родителей. Как всё произошло — есть несколько вариантов этой истории. Одни говорят, что Сати вошла в ритуальный костёр, зажжённый отцом, другие — что сама сожгла себя своим внутренним огнём.  

Как может быть возможным подобное? Что придаёт женщине решимость и силу? Что помогает превозмочь невыносимую боль? И главное — ради чего?

Можно читать об этом или слушать объяснения, а можно попытаться прожить, чтобы знать наверняка. Для этого нам даны йога и медитация. Йога — это слияние познающего, процесса познания и того объекта или явления, которое человек познаёт. Медитация — способ через йогу добраться до сути вещей. Но это не череда приходящих нам и визуализируемых за закрытыми веками образов. Они обманчивы и настойчиво предлагают себя, как единственно верное, закрывая собой истину. Лучше медитировать, обратив внимание внутрь, на тонкие телесные ощущения, двигаясь по уровням тела и проживая получаемый опыт.

Приведённое ниже — описание такого опыта.

Первый опыт огня

Легенда гласит, что после смерти Сати погружённый в глубокую скорбь Шива, не желая видеть ничего и никого, одиноко бродил по земле с мёртвым телом на руках. В тех местах, где части тела Сати падали на землю, со временем люди возвели особые храмы — места женской Силы, шакти, — на санскрите «шакти-питхи». Одна из таких шакти-питх — храм Дурги Чамундешвари на вершине холма недалеко от Майсора. 

Здесь был первый опыт огня.

Побыв в храме и обойдя его трижды, приятно опуститься в тени каменной стены прямо на тёплые плиты внутреннего двора. Закрыть глаза… Снаружи — звуки босых ног, шаркающих о камни. Внутри — внимание постепенно собирается и ощупывает внутреннее пространство, стараясь найти отголоски связанной с этим местом легенды. Что-то медленно успокаивается и тихонечко оседает вниз. Мало-помалу внимание останавливается на груди. Чувство достоинства и одновременно сожаления спускается ниже, превращаясь в решимость и концентрацию в месте солнечного сплетения, которая лучом воли опускается вниз. Сильнее, ещё сильнее, ещё… Это трудно выдерживать и невозможно прервать. Будто солнечный луч, собранный линзой и направленный в сухую траву. Там, внизу, куда  всё оседало вначале, зарождается мощь, поднимаясь навстречу концентрированному волевому потоку. Она движется внутри тела, становясь тоньше и достигнув уровня сердца, лёгкими лепестками выходит наружу. Ощущение концентрации, поначалу нуждавшееся в поддержке, обретает силу и стимулирует само себя. Сильнее концентрация — труднее её прервать, а от непрерывного внимания она возрастает ещё больше. Эфемерные лепестки, вырываясь из груди, обдают жаром подбородок и щёки… Боли нет, только усиливающаяся концентрация и решимость.

Это был первый опыт огня — внутреннего, реального, живого. Второй случился в Варанаси.

Вечный огонь Шивы

Маникарника-гхат в Варанаси — одно из самых запредельных мест этого мира. Мало где вечность и мимолётность жизни и смерти сходятся так же близко, как тут. Тысячи лет день и ночь на этом месте горят погребальные костры. Тысячи лет на грудах дров сгорают человеческие тела. На фоне пламени обугленные рёбра и скрюченные пальцы рук образуют причудливые чёрные силуэты, напоминая Шиву, танцующего тандаву разрушения. И тысячи лет мимо неслышно текут воды Ганги, по её поверхности скользят огоньки жертвенных светильников, а сверху, с глади небесной реки ровно смотрят вниз звёзды.

И тысячи лет, поддерживаемый служителями, горит огонь Шивы в каменной нише на смотрящей на Гангу стороне гхата. Все костры для кремации в Варанаси зажигают от этого огня. Сюда можно попасть с проводником. Каменная ниша похожа на балкон с колоннами и крышей, костёр разожжён прямо на портике, и стоять внутри жарко. Но огонь завораживает, притягивает, не даёт оставаться поодаль. Он влечёт к себе всё ближе и ближе, и, не сопротивляясь, маленькими шажками постепенно движешься к нему. По мере движения возрастает жар, но растёт и концентрация, пока сознание не захватывается огнём почти полностью, и лишь на периферии внимания замечаешь, что кожаные лямки висящего за спиной рюкзака раскалились так, что от них жжёт плечи. Но странно — само тело не страдает от пламени, и если полностью удерживать внимание на огне, можно подойти ещё ближе… и ещё… В сердце и груди растёт щемящее чувство чего-то очень родного, того, что всегда искала и ждала. Над теменем открывается пространство… Служители подают знак — дальше не подходить. Жаль… 

Выходишь… Тело словно родилось снова, такое ощущение лёгкости пронизывает его после моментов рядом с огнём. Как будто пламя выжгло нечистоту и открыло путь потоку от самого сердца вверх через голову и выше, выше, до самого неба.

В заключение

Медитативный опыт и легенды помогают приблизиться к пониманию извечных явлений или процессов, которые повторяются в нашей жизни и во всём мироздании, вне привязки ко времени и пространству. Уходя из нашего внимания, вытесняясь сиюминутным, они никогда не исчезают совсем. Неразумно обесценивать их, воспринимая, как сказку или иллюзии. Гораздо лучше — попытаться проникнуть вниманием внутрь, сквозь скорлупу формальности, и приблизиться к сути. 

Как правильно относиться к подобному опыту? Максимально просто. Он просто есть. Почему он именно такой, и что значат подробности, спрашивать не следует. Он просто рассказывает о том, что жертвенность и чистота женщины когда-то помогали её мужчине в жизни, а в смерти спасали её от мук костра. Они давали лёгкость, будто тихие язычки пламени неслышно и почти не колеблясь скользили по поверхности воды, вознося вверх душу. Из тела уходило напряжение, сердце больше не сжималось от горя, потому что Тот, ради кого, был всегда. Вступавшие в огонь не чувствовали боли.

Возможно, случится так, что, слушая очередную историю, кто-то тоже вдруг почувствует подступающие слезы, будто из груди и горла хочет вырваться что-то, освобождая пространство вверху. И потом этот кто-то заметит, как в ежедневную жизнь начинают входить отголоски чего-то более высокого. И проживет эту историю. И ощутит её частью себя. И себя — частью этой истории.

Иллюстрация: Kunal Awate / shutterstock.com