Окончание беседы с Олегом Бокачёвым.

Можно ли дать рекомендации ищущему истину в истории с точки зрения системного анализа?

Любой человек, во все времена, если он что-либо ценит, то старается каким-то образом сохранить это подольше. Для этого он использует более ценные, медленнее разрушающиеся материалы и делает всё более качественно и надёжно, чтобы оно не было столь подвержено времени. Например, если кто-то захочет сохранить текст или формулу для последующих поколений, он будет писать на твёрдом или даже драгоценном носителе — на золотой табличке либо твёрдом камне.

Любым альтернативным историкам в первую очередь надо обращать внимание на те вещи, которые наши предшественники сохранили на долговечных и не разрушающихся материалах, что укажет на их уважительное отношение к тому, что они воплотили. Такие вещи и надо искать и не думать при этом, что изображённые на долговечных носителях узоры или разные детали не важны. Почему на многих старых зданиях до сих пор сохранились барельефы в виде ракушек или колоны в виде деревьев? Это вопрос для исследователей. Исследовать надо всё, что сохранилось на твёрдых материалах, так как те, кто это оставил, был явно очень заинтересован в том, чтобы оно осталось на долгое время.

Борис Володарский, с которым мы уже неоднократно делали публикации, убеждён, что объективной истории не существует.

Старые изображения, тексты и формы, оставшиеся в камне или других твёрдых материалах — это уже объективная история, даже если это подделка. Ведь, если она сделана какое-то продолжительное время назад, это всё равно исторический след, который можно использовать для анализа или изучения хотя бы тенденции изучаемой истории. Условно, назовём такой подход, основанный на артефактах материального характера — «объектным».

Противоположным ему будет «субъектный» подход к истории — более абстрактный, утверждающий истину, что объективной истории не существует. Однако, уже одна эта фраза обязывает нас, как исследователей, прийти к следующему выводу: если объективной истории не существует, то есть только субъективная история того или иного конкретного индивидуума, который либо сам был свидетелем тех или иных событий, либо получил свидетельство от другого человека, в достоинстве которого сомнения нет, и поэтому ему можно доверять. Тогда встаёт вопрос о достоинстве собственном или других свидетелей.

Если мы стоим на позиции, что история должна быть объективной, то для нас не будет никакого смысла или ценности в свидетельствовавших субъектах и в их достоинстве. Нам придётся искать какие-то объективные данные, на основании которых мы делаем те или иные выводы об интересующих нас исторических событиях и становимся на «объектный» подход к истории. Так история становится независимой от достойных людей и превращается в «как бы объективную» и «как бы науку».

Может же быть третий вариант подхода к истории, в котором есть две стороны — «субъектный» и «объектный» — одновременно, как две стороны монеты?

Могло бы быть, если бы науку делали существа, похожие на монеты, утверждающие: «всё должно иметь две равные стороны, потому что мы — двусторонние».

Но человек не двусторонний, а вертикальный, и по вертикали его тела у него не стороны, а уровни, например два уровня — один ближе к голове, другой дальше, то есть один — главный, другой — второстепенный. Если у нас есть только два варианта подхода к истории — «субъектный» и «объектный», — то, даже если мы будем использовать их вместе, один из них всё равно будет главным, соответствующим верхней части тела, второй — второстепенным, в нижней части тела.

Если мы говорим о достоинстве, получается, что правильно изучать историю через истории личностей?

Важно, кто рассказал историю. Мы должны понимать, что это всегда история личностей, а никакая не объективная. Но что это за человек? Какой была его жизнь? Кем он был? С кем он вступал в отношения? Как он себя вёл? В какую организацию и вместе с какими людьми он входил? Почему они объединились? Какова была их общая идея? В каких событиях он участвовал? Всё это составляет его достоинство.

И тогда получается история династий, традиций, передачи преемственности, история родов. Именно это стёрли, а в этом-то вся ценность. Поэтому очень важна родословная, знание о каждом субъекте в этой родословной. Любая традиция — это и есть родословная, рассказывающая о том, от кого и к кому перешла та или иная ценность.

Встречая ту или иную старинную вещь, гораздо важнее узнать, кто её сделал, кому она принадлежала, чем то, каков её состав или сколько она сейчас стоит на рынке.

Исследователя притягивает к какой-то конкретной теме, начинает привлекать что-то достаточно конкретное, он углубляется и ищет дальше и дальше. Ведь это его душа что-то ищет. Но что? Почему он выбирает именно эту, а не другую тему, изучает именно эту историческую личность и страну, а не другую? Карма? Или чувство родства? 

Да, он вспоминает. Люди, которых мы называем альтернативными историками, — на самом деле это люди, чувствующие больший диапазон жизни, чем официальные историки, занимающиеся вопросом формально. У альтернативных исследователей пробуждается память, влекущая их исследовать дальше и глубже, не за зарплату, не за должности, а потому что искренне хотят узнать или вспомнить что-то важное.

Почему в истории важно именно достоинство личности, а не что-то другое?

Понятия история и достоинство надо поставить рядом. В древности если и фиксировали историю, то только достойных людей. Это были как истории о достойных, но также и истории, которые были записаны со слов достойных. Такие истории сохраняли, потому некто достойный посчитал их не только истинными, но и важными. Тем более, что слову такого человека можно верить. Чем более достойный человек, тем более ясно и красиво он говорил.

Во время одной из поездок по Индии мы видели камни из развалин древнего храма. На многих из них были вырезаны изображения мужчины с копьём и женщины с лукошком, на стороне мужчины — Солнце, рядом с женщиной — Луна. Судя по всему, это были следы очень древнего культа. Ведь надо же было приложить столько усилий, чтобы вырезать те барельефы на камнях. Почему они изобразили именно этот сюжет? Зачем им это было надо? Конечно, для них всё это было очень важно и поэтому должно стать важным и для исследователей, которые встретили данные артефакты. Над ними надо долго медитировать, чтобы почувствовать их, надо больше узнавать, что это была за культура, сколько этому всему лет, кто мог это сделать, кому молились те люди.

Так что правильная тенденция исследования истории — именно через твёрдые носители и твёрдые личности.

В настоящее время более доступна работа с архивными документами, относящимися к конкретной личности, нежели возможность напрямую у кого-то что-то спросить. Это же и делают историки. А насколько, например, изучение астрологической карты человека может помочь в обнаружении истины? Можно ли выделить оттуда достоверную ценную информацию?

Астрология пока не восстановлена нами в том виде, в котором она даёт хоть какую-то практическую информацию. Информация в ней слишком легко интерпретируема астрологами без какого-либо понимания механики всего процесса. Поэтому пока обнаружить истину о той или иной личности с помощью астрологии нереально. Карта даёт так много системных показателей, что сложить их вместе, чтобы узнать истину, пока невозможно.

Представь себе огромный инопланетный корабль с кучей приборов и кнопок, нам его дали, мы что-то ткнули, где-то что-то зашевелилось, и мы уже рады. В данном примере, астрология — это такой корабль, а ткнувший в него пальцем — современный астролог.

Если восстановить астрологию, смогла бы она давать полную и точную информацию о мотивации, качествах человека, возможных действиях в разные периоды его жизни? Предположим, официальная история описывает некие значительные события, и известно, что определённый человек был очень активно в них вовлечён. Опираясь на натальную карту, определяем, что в это время в его жизни был такой-то астрологический период… Зная это и данные по другим ключевым участникам событий, возможно ли было бы установить, могли ли такие события иметь место? Чем был мотивирован этот человек? Мог бы он вступать в те или иные отношения и совершать те или иные поступки? Умер ли он своей смертью или нет? И так можно было бы потихоньку раскрывать истинную историю.

Да, конечно, это будет возможно, но только для себя и для других подобных исследователей, которые примут эти знания всерьёз.

Значит, можно было бы посмотреть в любой момент, в любую точку по оси времени назад, и узнать — не только примерные тенденции, а очень подробно, — как жили люди, какими принципами они руководствовались…

Когда будет восстановлена астрология, она откроет безграничные возможности, так как развивает в астрологе состояние Всезнания. И даже если ты не знаешь дату рождения, ты можешь использовать другие её технологии.

Если состояние астрологии в настоящее время плачевно, в таком случае, возможно, лучше её даже ограниченно не применять для таких целей?

Ограниченно применять астрологию можно, используя её в примитивных формах. К примеру, мне называют точную дату и время рождения человека и говорят, что он убийца и насильник, а я вижу, что у него Венера в первом доме, Луна в божественной накшатре, Солнце и Юпитер в экзальтации. И тогда я скажу, что это просто нереально, чтобы он был насильником и убийцей. Но это инструмент, который знает только астролог, и который на сегодняшний день можно использовать в ограниченных рамках. При этом, если другой специалист скажет, что я не посмотрел в дробную карту, что на самом деле в карте навамши такая вот йога, которая даёт эффект маньяков, и если я это увижу, то да, значит моя недоработка.

На самом деле мы занимаемся восстановлением астрологии, но пока имеем то, что имеем. Часто даже не требуется астрологических инструментов, достаточно системного подхода или даже просто элементарной человеческой логики и понимания.

Например?

В процессе исследования будут нарабатываться приёмы. Логика — тоже инструмент изучения истории.

Если Чингисхан захватил весь мир, то куда он свозил всё богатство? В юрту? Или в землю закапывал? Должен быть город, стены. Логика говорит о том, что так как крепкого города нет, то и утверждать, что Чингисхан захватил мир, мы не можем. Это же всё очень простые вещи, и вряд ли официальные историки о них не знают. Но уже защищено столько диссертаций, как теперь этой версии противоречить? Диссертации — больший факт для них, чем отсутствие исторического города в Монголии.

Как можно использовать LiveDevice для оценки личности? Например, чтобы определить, не ниже какого уровня человек стоит по своему развитию? Ведь через определение уровня человека можно было бы очень многое выявить — его мотивацию, побуждения, отношения с другими, возможные и невозможные действия…

Можно определять, к какой половине диапазона жизни, показанного LiveDevice, данный человек относится — к верхней или к нижней, то есть он — духовный или материалист. Допустим, он — духовный. Тогда можно посмотреть, есть ли такой же духовный человека в его окружении… Как только мы посмотрим на личности и начнём их лёгкий сравнительный анализ, то многое становится ясным.

Так, например, интересно сравнить личности Сталина и Гитлера — в каких историях они были замечены, и как себя в них проявляли?

Но современники и более поздние исследователи часто не понимают выдающихся людей, которые действовали вразрез с доминирующими корыстными устремлениями и материализмом. В результате, они не смогут оценить их адекватно. Было бы интересно посмотреть, как на основе ограниченных и искажённых оценок и сведений можно восстановить истинный портрет человека, точно зная вектор и природу искажений.

Дать оценку некой исторической личности, отличающуюся от уже сформированной оценки официальной науки и общества как подавляющего большинства, — значит пойти на конфликт с обществом и стать в их глазах одиозной личностью. Попытка же восстановить имя того или иного человека, которого осудило международное сообщество, сродни самоубийству. Это показывает нам, что истина не нужна обществу, стране или миру. Истина нужна только отдельным и конкретным личностям, чья душа устремлена к Свету.

Беседу вела Мария Титце.

Иллюстрация: gerasimov_foto_174 / shutterstock.com
Впервые опубликовано на exitportal.net